+ По благословению Предстоятеля РПЦЗ
митрополита Нью-Йоркского
и Восточно-Американского Лавра
 
Навигация:

Новости:

1 марта 2017

Восстановить первый памятник героям Второй Отечественной войны
 
13 февраля 2017

Программа «круглого стола» по истории: «Политическое настоящее и будущее России в проектах и реалиях Великой Российской революции. 1917-1922 гг.».
 
7 февраля 2017

ПРИГЛАШЕНИЕ. 11 февраля помянут офицеров и адмиралов Русского Императорского Флота, погибших в Первую мировую и Революционной смуте
 
9 января 2017

Октябрь 1917 года: уроки для сегодняшнего дня
Владимир Путин огласил текст своего Послания  Федеральному собранию. Несколько тезисов президент посвятил непростой истории России.
 


Объявления:

4 мая 2017

Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе» (Приглашение)
5 мая в 10.00 пройдет Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе», разбитом на территории Братского кладбища героев Первой мировой войны.

 
18 апреля 2016

Научный семинар «Взаимодействие институтов гражданского общества и государства в решении проблем национальной безопасности, обеспечении общественного согласия и
 
14 апреля 2016

Вечер, посвящённый 135-летию со дня рождения Бориса Константиновича Зайцева, в Доме-музее Марины Цветаевой
 
2 ноября 2015

Акция памяти юнкеров и «Бессмертный полк братского кладбища героев Первой мировой войны»
 


Белое дело

<< Вернуться к списку

Внешнеполитическая программа Белого движения. Защита интересов России на Парижской мирной конференции. 1919 г.

 А.И. ДеникинОдним из программных документов Белого движения в России можно с полным основанием считать «Основные принципы, на которых российской С.Д. Сазонов делегацией на мирной конференции должно мыслиться положение России в среде других государств», разработанные в феврале 1919 г. Они предназначались в качестве своеобразной декларации российской делегации в Париже. Ее возглавлял бывший министр иностранных дел Российской Империи, занимавший аналогичную должность в Российском правительстве адмирала А.В. Колчака Сергей Дмитриевич Сазонов. Данный «наказ» делегации был согласован также с генералом А.И. Деникиным еще в ноябре 1918 г., поэтому его с полным основанием можно считать документом, выражающим позиции всех регионов Белого движения. В данном документе российская делегация определила приоритеты межгосударственных отношений, на основании которых следовало строить будущее Европы и мира. Изменившаяся после окончания Первой мировой войны и «русской революции» политическая ситуация характеризовалась тремя главными принципами. Таковыми признавались: «Сознание необходимости и неизбежности возрождения единой России», «готовность России идти в одних рядах с передовыми демократиями мира», а также «сознание, что русская революция, исторически неизбежная и поставившая на очередь ряд основных политических и социальных вопросов внутренней жизни России, не должна закончиться возвратом к старому политическому строю». Исходя из этого, российская делегация, декларировала «общие принципы» своего участия на конференции: «представительство России на мирной конференции должно быть единым», «советская власть не должна быть представлена на мирной конференции», «число делегатов России на мирной конференции должно быть определено применительно к представительству остальных союзных с нею Великих Держав», «русская делегация участвует в работах конференции на равных основаниях с делегациями Великих Держав». Вопросы «субординации» белых правительств разрешались таким образом: делегация «согласовывала свою текущую работу с директивами Российского правительства в Омске», а другие белые правительства «передавали свои полномочия делегации». Важнейшим, с точки зрения позиции Белого движения, по нормам международного права был следующий принцип: «Россия, неизменно верная своим международным обязательствам, не ответственна за действия большевиков и все договоры и заявления, ими совершенные, ничтожны».

Общеполитические установки, определявшие деятельность российской делегации на конференции, заключались в декларировании приоритетов международного права, гарантировавшего обеспечение мира и порядка. Именно этим диктовалась следующая норма: «Необходимое ограничение национального начала при построении международных отношений во имя начала государственного и правового». Признавалась важность образования Лиги наций. Следовало провести в жизнь «все те новые международно-правовые и международно-политические начала, которые имеют целью установление прочного мира и братского сожительства между народами». Для разрешения возникающих межгуосударственных конфликтов следовало «обязательно обращаться к международному третейскому суду», решения которого «признавались окончательными». Международные следственные и согласительные комиссии должны были предварять решения третейских судов. Мирные Гаагские конференции, по мнению делегации, следовало сделать «постоянным учреждением с периодическими сессиями» (в развитие решений второй Гаагской конференции 1907 г.), а также обеспечить поддержку Гентского Института международного права и Гаагского «Дворца мира». Следовало «подчинить внешнюю политику государств возможно широкому парламентскому контролю», «посильно согласовать внутригосударственные законодательные положения», то есть добиться соответствия национального законодательства международному («особенно в законах о торговле»). Следовало также добиться «безусловного уважения к международным договорам и обязательствам разного рода, законным образом заключенным». А «отказ от выполнения своих международных обязательств» должен был привести к «совместным дипломатическим, экономическим и военным мерам» против государств – нарушителей.

В оценке международных отношений делегация предлагала «учитывать преемственность и закономерность исторических событий», признавая, что «мирная конференция не в состоянии сделать большего, чем позволяют условия современной международной жизни». Раздел «Самоопределение народов» содержал изложение концепции нового международного порядка, разграничения межгосударственных территорий и права «национального суверенитета» применительно к послевоенной Европе. Данная проблема была актуальна и для России, переживавшей период «территориального распада». Актуальность ее была очевидной также ввиду получившего широкий резонанс послания президента САСШ В. Вильсона Конгрессу 8 января 1918 г. «Цели войны и условия мира» (т.н. «четырнадцать пунктов Вильсона»). Непосредственное отношение к России в ней имел шестой пункт сформулированный так: «Освобождение всей российской территории (войсками Четверного союза – В.Ц.) и такое урегулирование всех вопросов, касающихся России, которое могло бы гарантировать самое плодотворное и самое свободное сотрудничество всех государств мира с целью предоставления России беспрепятственной, ничем не затрудненной возможности самостоятельного определения направления ее политического развития и национальной политики; обеспечить России искренний радушный прием в общество свободных государств при свободном выборе ею политической системы, а также, помимо радушного приема, обеспечить всевозможную помощь, которая ей понадобится и которую она сама пожелает. Отношение к России со стороны родственных ей государств в предстоящие месяцы явится серьезным испытанием их доброй воли, понимания ими ее нужд, а не собственных интересов, их бескорыстного сочувствия к ней». Также затрагивали российские интересы положения речи Вильсона, относящиеся к воссозданию независимой Польши (13-й пункт): «Должно быть образовано независимое Польское государство, которое будет включать территории с бесспорно польским населением. Этому государству предоставляется беспрепятственный и безопасный выход к морю и гарантируется политическая и экономическая независимость. Его территориальная целостность должна быть гарантирована международным соглашением». Перспективу образования новых государств на основе принципа «равноправия» и «самоопределения народов» подтверждал 14-й пункт: «Путем заключения особых соглашений следует образовать союз государств, с целью обеспечения равных взаимных гарантий политической независимости и территориальной целостности как крупным, так и малым странам».

Российская делегация, приветствуя высказанные в послании американского президента идеи защиты суверенитета России в определении ее политического развития, и отнюдь не оспаривая правоту позиции Вильсона в отношении Польши, выдвинула свой вариант трактовки «пунктов». Принципы «самоопределения» предлагалось распределить по следующим критериям. Первый: «Области существующих государств, которые были отторгнуты от них или искусственно присоединены другими, но являющиеся культурно или экономически связанными со своими основными государствами, могут иметь право на самоопределение и воссоединение с последними». Таковыми считались, в частности, Эльзас и Лотарингия, возвращенные Франции, а также «провинции» бывшей Австро-Венгрии (Прикарпатская Русь и Буковина, которые следовало возвратить России; Сербо-Хорватия, единство которой в границах образованной Югославии считалось безусловным; Трансильвания, присоединенная к Румынии). Другой категорией, согласно новой международно-правовой квалификации, предлагаемой российской делегацией, были «культурные самостоятельные государства, подвергнувшиеся захвату со стороны других, но не утратившие своей культуры и ресурсов дальнейшего развития, должна иметь право на самостоятельное существование. Применительно к послевоенной Европе таковыми считались Чехия и Польша.

Третьей категорией, для которой можно было применить лишь «внутреннее самоуправление» в рамках «культурно-национальной автономии», считались «народности некультурные, завоеванные или добровольно присоединившиеся и достигшие культуры благодаря тому государству, в составе которого они находятся и от которого экономически зависят». Это, по мнению членов делегации, относилось к государственным образованиям, возникшим на территории бывшей Российской Империи. Причины, по которым к ним мог быть применим только такой «статус» объяснялись двумя факторами. Во-первых: «Полное отделение от основного государства (т.е. России – В.Ц.) таких народностей может повлечь к присоединению их к другим государствам, если они заселяют пограничные области и создать угрозу задачам самоохранения того государства в состав которого они входили». То есть, например, Литва и Белоруссия легко могли войти в состав Польши, а Армения и Азербайджан - в состав Турции. Во-вторых: «Отделение… может поставить вновь созданные государства фактически в невозможность осуществить свои права, если они окажутся при своей незначительности в самом центре господствующей нации (например чуваши, мордва и т.д.)». Исключительное право «культурно-национальной автономии» (и не более) должно принадлежать «народностям, входящим в состав государства, которые близки ему по крови, языку и культуре и которые занимают территории, заключающие в своих границах естественные богатства, а также по своему экономическому и стратегическому значению лишающие основное государство путем отделения возможности его дальнейшего экономического развития и средств самозащиты». Такой члены делегации считали Украину, отделение которой от «великорусского, малорусского и белорусского единства» признавалось недопустимым.

Наконец, четвертая категория характеризовалась как «народности, чуждые по культуре и крови господствующей нации, входящие в состав государств, как политически автономные единицы, в том случае, если их полное отделение прямо угрожает экономическим и военным интересам отдельного государства». Таковые «отделены быть не могут». Применительно к послевоенной Европе это относилось к Ирландии, охваченной антибританскими выступлениями в 1919 г., и к Финляндии, отделение которой угрожало, по мнению членов делегации, «позициям России на Балтике». Отдельным разделом в документе давалась оценка принципа «свободной торговли». Его осуществление «при неравенстве в экономическом, политическом и культурном отношении» различных государств, лишь усугубит хозяйственные проблемы России.

Прочие разделы касались отдельных вопросов внешнеполитического курса, непосредственно затрагивающих интересы Российского Государства. Раздел «Россия и славянский вопрос» содержал перечень условий, необходимых «для правильного развития междуславянских отношений». Из них выделялись обстоятельства территориального объединения славянских народов под «протекторатом» России: «владение Россией Мраморным морем и проливами», «воссоединение Прикарпатской Руси с Россией», «создание тесного экономического и политического союза с Юго-Славией», «признание самостоятельности Чехо-Словачины и установление непосредственного соприкосновения ее государственных границ с Россией (через Словачину и Галицию), а также установление ее территориальной связи (при помощи т.н. коридора) с Юго-Славией», «признание самостоятельности Польши с выходом в море через Данциг и заключение с нею политического и экономического союза», «создание культурного объединения между всеми славянскими государствами и культурного взаимодействия всех славянских народов», наконец, «всемерное способствование к созданию Общеславянского союза».

Применительно к «польскому вопросу» делегация считала, что граница будущей России с образовавшимся польским государством должна быть намечена, исходя из «стратегических, экономических и этнографических условий» (актуальная проблема в свете признания Советской Россией границы по т.н. «линии Керзона»); иными словами: «Литва и Белоруссия ни в какой части не могут быть присоединены к Польше», «Холмщина должна остаться в пределах России», «Русь Галицкая, Угорская и Буковинская должны быть присоединены к России, причем западная граница России должна непосредственно соприкасаться со Словачиной», а на территориях со «смешанным населением» обеспечиваются права «культурно-национальной самобытности той или иной народности… национального меньшинства». «Особая русско-польская комиссия на паритетных началах» будет должна решить вопросы о распределении размера «падающей на Польшу части государственного долга» бывшей Российской Империи, а также добиться «возмещения стоимости переходящих к Польше государственных и общественных имуществ и обеспечения интересов частной собственности» российских подданных. Что касается «исконно польских земель Восточной Германии», то здесь российская делегация поддерживала тезис, что «территория Польши должна простираться вплоть до берегов Балтийского моря» и предлагала не ограничиваться созданием т.н. «польского коридора» (т.е. передачей Польше Гдыни - единственного порта на Балтике), а включить в состав Польши часть Восточной Пруссии, включая г. Данциг (Гданьск).

Прикарпатская Русь должна была войти в состав будущей России и обеспечить выход на границу с Чехословакией, а вопрос о границах Буковины решался «совместно с Румынией на основании этнографических данных». «Местности с русским меньшинством» следовало обеспечить управлением по «польскому образцу», т.е. с соблюдением принципов культурно-национальной автономии. В отношении «Чехо-Словачины» члены делегации считали правомерным «поддержать все требования чехов относительно территории, добиваясь объединения чехов, моравов и словаков и включения в состав Чешского государства Верхней и Нижней Лужицы», равно как и не допускать «отделения от Чехии северной и западной горной полосы, населенной немцами (Судеты – В.Ц.)». Российская делегация также намеревалась «отстаивать необходимость выхода Чехии к морю путем учреждения сербо-чешского коридора». В свете провозглашенной лидерами Белого движения политики сближения с Чехословакией предполагалось «заключить с чешским государством союз политический и экономический» и «стремиться к созданию единой монетной системы, таможенного, почтового и телеграфного союза», а также «русско-чешских торговых палат и Всеславянского банка в Праге». В то же время российская делегация осознавала опасность начавшегося процесса создания т.н. «Малой Антанты» (восточноевропейских государств, объединение которых могло иметь потенциальную опасность для России – В.Ц.). Поэтому «следовало отклонить внимание чешского правительства от Лиги малых народов серединной Европы и направить его на создание прочного славянского союза, который особенно важен для удержания Польши в сфере славянской политики». Что касается наиболее близкого славянского союзника Белого движения, Югославии (королевства Сербов, Хорватов, Словенцев), то здесь российская делегация полагала, что в ее состав «должны войти: Сербия с Македонией в границах, определенных Бухарестским миром, Черногория, Босния и Герцеговина, Истрия, Хорватия и Словения, Сербская Крайна, южные части Каринтии и Штирии, а также Сербская Воеводина». Триест следовало объявить «свободным (вольным – В.Ц.) городом» с автономным самоуправлением. Заранее декларировалось, что «в случае возникновения споров о проведении границ в связи с включением в состав Юго-Славии упомянутых областей, Россия поддерживает притязания Юго-Славии».

Но, пожалуй, наиболее щепетильным для внешнеполитического курса Белого дела являлся «вопрос о проливах», их статусе, территориальной принадлежности. В разделе «Константинополь и проливы» делегация подтверждала приверженность условиям трехстороннего (русско-англо-французского) договора 1915 г., гарантировавшего права России на проливы и прилегающие к ним территории, равно как и Лондонского договора с Италией. Считалось, что «договоры эти не подлежат изменению односторонним решением одной из договаривающихся сторон» и «являются наиболее целесообразным решением ближневосточного вопроса в интересах мирного сожительства народов». Неизменность российской позиции подтверждала ссылка на телеграмму Сазонова, составленную при участии посла Великобритании Дж. Бьюкенена и направленную российским послам в Лондоне и Париже от 17 марта 1915 г. Именно она должна была стать основой для заключения любых последующих соглашений относительно статуса Босфора и Дарданелл, и их соблюдение, по мнению членов российской делегации, «завершило бы процесс достижения естественных границ России». В тексте этой телеграммы говорилось: «Ход последних событий привел Е.В. Императора Николая II к убеждению, что вопрос о Константинополе и проливах должен быть окончательно решен в смысле вековых стремлений России. Всякое его разрешение, которое не включало бы в состав Русской Империи города Константинополя, западного берега Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, а равно и южной Фракии по черте Энос – Мидия, было бы неудовлетворительно. Подобным же образом, по стратегическим соображениям, часть Азиатского побережья, заключающаяся между Босфором и рекой Сакарией…, острова Имброс и Тенедос должны будут присоединиться к Империи. Специальные интересы Великобритании и Франции в означенной области будут строго соблюдены».

Если же в изменившихся условиях «русской Смуты» уже невозможно следовать букве преемственности в отношении статуса проливов, то необходимо будет хотя бы «закрепить на будущее время (после окончания гражданской войны – В.Ц.) право притязания России на владение Константинополем и проливами». Если же конференция примет пункт всего лишь о «нейтрализации проливов под гарантией всех Великих Держав», то делегация, признавая ее «наиболее вредной для России», будет предлагать две «комбинации». При первом варианте Константинополь и проливы оставались бы за Турцией, но полностью демилитаризовывались турками и переходили под «военный контроль» России. Второй вариант ограничивался запретом Турции иметь военно-морские базы и оборонительные сооружения в районе проливов и Мраморного моря и освобождал переход через проливы всем торговым судам, а военным – для «тех государств, которые имеют владения на берегах Черного моря». Таким образом, нельзя не заметить, что в целом российская делегация во многом предвосхитила те нормы международного права, которые станут важными объектами политики в будущие десятилетия ХХ века. К сожалению, как и во время Гаагских конференций, «голос России» не был услышан участниками Парижской конференции, и всего через двадцать лет, в 1939 г., мир окажется ввергнутым в новое военное противостояние.

(Публикация В.Ж. Цветкова).

Документ хранится в личном фонде генерала А.И. Деникина в Государственном архиве Российской Федерации: Ф. 5827. Оп.1. Д. 93.

 

Наказ» русской делегации на Версальской мирной конференции, разработанный С.Д. Сазоновым и генералом Деникиным.

Ноябрь 1918 г.

Основной задачей России на предстоящем мирном Конгрессе признается восстановление status quo ante bellum (восстановление предвоенного статуса – В.Ц.) в отношении прежних Русских владений за исключением земель, имеющих отойти к независимой Польше. Вместе с тем, в соответствии с пунктом 6 в программе президента Вильсона, суметь стремится к объединению с Россией зарубежных земель, населенных русскими.

Не менее важной заботой России должно явится предотвращение угрозы новой войны. Этому может содействовать:

1). В отношении Германии: всемерное ослабление прусской гегемонии и, если будет возможно, преобразование Германии на федеративных началах с исключением в преобладании в ее составе какого-либо государства. Задача эта представляет особую важность, ввиду неизбежного, по-видимому, слияния Австрийских земель с Германией. Отделение от Германии польских земель и Шлезвига, не говоря уже об Эльзасе и Лотарингии, должно поэтому встретить наше сочувствие.

2). В отношении Австро-Венгрии: нашим интересам отвечает создание независимых Чехо-Словацкого и Юго-Славянского государств, присоединение к России Восточной Галиции и Угорской Руси, а равно расширение Польши и Румынии за счет Австрийских и Венгерских земель, то есть конечная ликвидация Габсбургской монархии, которая, благодаря своему разноплеменному составу, являлась постоянной угрозой сохранению Европейского мира.

3). В отношении Болгарии: по-видимому, необходимо коренным образом порвать с иллюзией о возможности прочного сближения между ней и Россией. Наша поддержка должна быть поэтому обеспечена не только в пользу Сербии, но и Румынии и даже Греции и в их земельных спорах с Болгарией. Ни в коем случае не должно быть допущено утверждение болгар на Проливах или Мраморном море.

4). Наконец, в отношении Турции: наша малейшая слабость вызывает необходимость стремится сохранить ее в качестве жизнеспособного государства, так как немедленная и окончательная ее ликвидация грозила бы затронуть жизненные наши интересы.

В частности, на Конгрессе могут быть подвергнуты обсуждению нижеследующие отдельные вопросы:

I. Аландский вопрос, то есть вопрос о притязаниях Швеции на то, чтобы Россия формально возобновила принятое ею на Парижском конгрессе 1856 года обязательство не укреплять Аландских островов. Возможно, однако, что в связи с изменившейся обстановкой Швеция будет притязать на присоединение Аландов. Необходимо стремится к сохранению Аландских островов за Россией, причем, однако, возможно принять на себя обязательство не укреплять их в мирное время и срыть уже имеющиеся укрепления. В этом отношении нужно помнить, что Россия во время минувшей войны уже формально заявила шведскому правительству, что принятые на Аландах оборонительные меры рассчитаны «на время войны». Желательно, однако, одновременно настаивать на неукреплении Швеции своей границы с Финляндией, подобно тому, как укреплена финско-шведская граница со стороны Финляндии. У шведов же были во время войны приняты военные меры по приведению в готовность крепости Боден.

II. Вопрос об устьях Немана. Экономические интересы России побуждают стремится к приобретению нами устьев Немана, к чему, казалось бы, нет и препятствий этнографического свойства в виду населенности литовскими племенами.

III. Вопрос о границе Польши. На основании этнографического принципа необходимо отстаивать за Россией Холмщину и часть Сувалкской губернии, а равно опираясь на стратегические соображения не поступаться такими пунктами, как Брест-Литовск и Белосток. Весьма существенно отстаивать обеспечение за Польшей левобережного выхода к Балтике через Вислу, дабы отнять у поляков стремление искать взамен такового выход через русскую территорию.

IV. Галиция и Угорская Русь. Несомненное присоединение к Польскому государству Западной Галиции вызовет для нас необходимость настаивать на присоединении к России Восточной ее части (по этнографической границе), дабы не оставлять частей русского народа, отрезанными от главного национального ядра. Те же соображения говорят в пользу присоединения угро-русских округов причем пограничная черта должна быть определена в зависимости не только от этнографических, но и от стратегических соображений.

V.  Буковина. Наличие соглашения об этой области, подписанного с Румынией всеми Союзными Державами, едва ли дает надежду на возможность более полного осуществления наших интересов в Буковине. Но соглашаясь на присоединение последней почти полностью, вместе с Черновцами, к Румынии, необходимо решительно отклонить притязания Румынии на Бессарабию (см. особую записку о Бесссарабии).

VI.  Чехо-Словацкое государство. Россия имеет полное право отстаивать возможно широкое удовлетворение национальных стремлений чехов и словаков за счет бывших Австрийских и Венгерских земель, причем желательно установить Чехо-Словацкую границу с отходящими к России Угорскими округами. Изыскание того или иного способа для предоставления этому Государству экономического выхода к морю также заслуживает поддержки.

VII.  Румыния (см. также п.5). Румыния получит удовлетворение своих притязаний согласно конвенции, подписанной с державами в 1916 году. Желательно также сохранить за ней Добруджу, дабы возможно мирным удовлетворением ее желаний в других областях ослабить румынские притязания на Бессарабию. Необходимо сохранить равноправие России в международном режиме Дуная.

VIII.  Сербия и Юго-Славия. В отношении этого Государства Россия должна стремится содействовать возможному его усилению как естественного союзника России против попыток реванша со стороны Немцев, Венгров и Болгар. В вопросе об определении границы Сербо-Славии с Румынией и Болгарией наша поддержка должна быть обязательно обеспечена Сербии, равно как и в ее разногласиях с Италией о побережье Адриатики.

IX.   Греция. Греки несомненно будут стремится к обладанию Северным Эпиром, округом Ксанти в Македонии и островами Эгейского моря, Архипелага и Кипром. Россия не имеет оснований ни поощрять этих стремлений, ни противодействовать им. Необходимо только устранить греческие притязания на острова, командующие над выходом из Дарданелл: Имброс, Тендос и, в особенности, Лемнос с его прекрасным портом. В вопросе о Святой Горе Афон необходимо стоять на почве Лондонского соглашения 1912-1913 гг.

X.  Европейская Турция. События в России, к сожалению, лишили почвы соглашения ее с Державами о Константинополе и Проливах. Поэтому ныне необходимо изыскать иной способ обеспечения наших интересов, а именно: а). свободного экономического доступа в Средиземное море и б). безопасности черноморского побережья. Эти цели, по-видимому, достигались бы, с одной стороны, нейтрализацией Дарданелл, прибрежной полосы, островов Мраморного моря и островов Лемнос, Имброс и Тендос, а равно международной оккупации Босфора при непременном участии в ней России. Вместе с тем необходимо стремится к предотвращению утверждения какого бы то ни было иностранного Государства поблизости Проливов, сохранить за Турцией территорию до линии Энос. Следует обязать Болгарию, или ту державу, за которой будет признана Северо-Западная часть Фракии, не укреплять последнюю. Если бы над Турцией был учрежден международный контроль, то Россия должна в нем участвовать на равных правах с прочими Державами, равно как и в Dette Publiqie.

XI.  Азиатская Турция. Сейчас трудно судить – имеют ли Державы в виду сохранить в силе соглашение о Малой Азии или нет. Для России, при нынешней ее слабости, предпочтительно, чтобы Державы отказались от проекта раздела ими сфер влияния в Малой Азии, сохранив ее за Турцией и ограничившись созданием автономной Армении из шести Мало-Азиатских вилайэтов, под коллективным покровительством и гарантией Великих Держав. Если, однако, признано будет необходимым сохранить соглашение о Малой Азии, то следует обеспечить за Россией выговоренную в нем сферу влияния. В отношении Святых Мест в Палестине нужно стремится к сохранению существовавшего религиозного status quo.

XII.  Персия. Персидские дела могут стать предметом переговоров на Мирном Конгрессе, в случае допущения к участию на нем нейтральных государств. Но и помимо этого возможны объяснения по персидскому вопросу между Английским и Русским правительствами. Как Персы, так и Англичане будут стремится к ослаблению Русского влияния в Персии, оказывавшегося до сих пор в военном и экономическом преобладании на Севере страны, благодаря официальному разделению ее на зоны влияния. Уже во время войны Англия получила наше обещание присоединить к ее сфере центральную зону. Теперь же она постарается воспользоваться нашей слабостью для расширения своей экономической деятельности, хотя бы на основах равноправия в пределах Русской зоны. С этой целью она будет вероятно добиваться открытия транзита Батум-Баку и свободного плавания по Каспийскому морю под персидским флагом. Равным образом, с английской точки зрения должен быть желателен пересмотр Русско-персидского торгового договора, стеснительного для иностранной торговли по Русско-персидской границе и права сооружения железнодорожных линий от границ Персии к центру. Персидское правительство будет поддерживать стремления Англии, и, со своей стороны, выдвинет вопрос о постановке военного дела на новых основаниях, то есть прекращения военного руководительства нашего и Русской оккупации, праве приглашения иностранных инструкторов и образования собственного, независимого от иноземного вмешательства, войска. Персы, кроме того, пожелают подтверждения своего домогательства об отказе нашем от права приобретения земельной собственности. Нельзя не признать, что при разрушенном экономическом аппарате нам трудно будет отстаивать прежнее наше положение и продолжать систему заградительной политики, коей мы держались до сих пор. Изыскать средства борьбы с иностранной конкуренцией – задача специалистов. Правительственной власти надлежит по мере возможности, устранить переговоры по экономическим вопросам из Мирного Конгресса и стремиться к тому, чтобы таковые начались между Россией, Англией и Персией после заключения мира. Так, по мере возможности, придется считаться с неизбежностью постановки некоторых вопросов и необходимостью дать на них ответы: а). Закавказский транзит желательно сохранить закрытым на время нужное для восстановления русской промышленности; б). Плавание по Каспийскому морю, как внутреннему, должно принадлежать только прибрежным государствам; в). пересмотр Туркестанского трактата и торгового договора, в принципе, допустим; г). постройка железных дорог нежелательна, если же согласие это неизбежно, то следовало бы стремиться к установлению дифференциальных тарифов и привлечению нейтральных средств; д). если бы представилась необходимость отказаться от нашего содействия в организации военного дела в Персии, то надлежало бы устранить установление чьего-либо иностранного преимущественного положения в этом вопросе; е). в случае пересмотра положений земельного вопроса, следовало бы закрепить ныне существующую Русскую частную собственность и комиссионное право на поверхности земли и на морях.

XIII.  Дальний Восток. Основной задачей нашего Правительства на Мирном конгрессе признается установление прочных дружественных отношений между Россией и Японией, дабы предупредить попытку японцев использовать в своекорыстных целях свое нынешнее положение в Сибири и в Приамурье. Поэтому возможно пойти навстречу японским пожеланиям в деле рыболовной конвенции. Следует также стоять на почве подписанного с Японией в 1916 г. Союзного договора, а равно соглашения о железных дорогах в Маньчжурии и о плавании по реке Сунгари. Но если бы японцы, пользуясь изменившейся обстановкой, расширили область своих домогательств, то нам следовало бы стремиться к признанию в Северной Маньчжурии принципа «открытых дверей», дабы этим путем ослабить там исключительное влияние Японии. В отношении Китая необходимо стремится к сохранению старинной дружбы и, по возможности, к восстановлению существовавшего до войны положения России в наиболее интересующих ее окраинах Монголии, Барге и в Китайском Туркестане.



  Некоммерческий Фонд по увековечению памяти участников Белого Движения ПАМЯТЬ ЧЕСТИ   Некоммерческий Фонд по увековечению памяти
участников Белого Движения
  Телефон: (+7 916) 917-50-64 E-mail: wguard@white-guard.ru
Веб-мастер: intr@nm.ru   Хостинг: МНЭПУ

Каталог Православное Христианство.Ру
УЛИТКА - каталог ресурсов интернет ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Память Чести © 2002-2010 г.

http://www.white-guard.ru/go.php?n=65&id=1249http://www.white-guard.ru/go.php?n=65&id=1249http://www.white-guard.ru/go.php?n=65&id=1249http://www.white-guard.ru/go.php?n=65&id=1249http://www.white-guard.ru/go.php?n=65&id=1249http://www.white-guard.ru/go.php?n=65&id=1249