+ По благословению Предстоятеля РПЦЗ
митрополита Нью-Йоркского
и Восточно-Американского Лавра
 
Навигация:

Новости:

1 марта 2017

Восстановить первый памятник героям Второй Отечественной войны
 
13 февраля 2017

Программа «круглого стола» по истории: «Политическое настоящее и будущее России в проектах и реалиях Великой Российской революции. 1917-1922 гг.».
 
7 февраля 2017

ПРИГЛАШЕНИЕ. 11 февраля помянут офицеров и адмиралов Русского Императорского Флота, погибших в Первую мировую и Революционной смуте
 
9 января 2017

Октябрь 1917 года: уроки для сегодняшнего дня
Владимир Путин огласил текст своего Послания  Федеральному собранию. Несколько тезисов президент посвятил непростой истории России.
 


Объявления:

4 мая 2017

Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе» (Приглашение)
5 мая в 10.00 пройдет Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе», разбитом на территории Братского кладбища героев Первой мировой войны.

 
18 апреля 2016

Научный семинар «Взаимодействие институтов гражданского общества и государства в решении проблем национальной безопасности, обеспечении общественного согласия и
 
14 апреля 2016

Вечер, посвящённый 135-летию со дня рождения Бориса Константиновича Зайцева, в Доме-музее Марины Цветаевой
 
2 ноября 2015

Акция памяти юнкеров и «Бессмертный полк братского кладбища героев Первой мировой войны»
 


Воспоминания

<< Вернуться к списку

Б.Н. Литвинов. Белый Туркестан (продолжение 6)

Продолжение 5 >>

 

19. Англичане в Асхабаде

Итак, несомненно, что победа белых в Мерве и Кушке не на шутку встревожила английскую дипломатию. Давая помощь белым, англичане перестарались и, естественно, напугались, как бы и в самом деле в Закаспии не водворился бы порядок, тогда прощай Туркмения, нефть и Каспий. Кроме того, они совершенно не ожидали, что красные дерутся так хорошо и в сущности разбили их бригаду под Душаком. Они сознавали, что второго боя их войска не выдержат. А потому и отдали приказ – английским войскам уйти с фронта и сосредоточится в Асхабаде.

Вслед за этим, в январе 1919 года, они решили сбросить ставшее твердым Закаспийское правительство, оно же Исполнительный комитет в 40 человек, и заменить его более послушным, введя в таковое разрушительное начало – скрытых большевиков. В то же время они заговорили и с красными из Ташкента… Время было удобное, ибо Савицкий был в отсутствии у Деникина, а последний лукавил: придерживая Савицкого, он послал в Асхабад Эрдели и с ним большевика (тогда скрытого) Лазарева. Эрдели в Асхабад не доехал (он прибыл на короткое время лишь в марте), а Лазарев приехал.

Лазарев приехал не один; он захватил с Северного Кавказа Дагестанский дивизион (2 сотни) ротмистра Тутушева, только что бывшего перед этим начальником штаба армии Красного Дагестана… Его офицеры были также в большинстве бывшие красные деятели: 1) поручик Тимошинский был кроме 1-го Дагестанского советского имени Шамиля полка; 2) поручик Алхазов – 1-го красного пехотного советского дагестанского полка; 3) штаб-капитан Мельниченко – командир красной советской дагестанской бригады; 4) штаб-ротмистр Игнатьев помог побегу главного красного руководителя Дагестана Доходаева и т.д. Этот дивизион был личной охраной Лазарева…

Лазарев, прибыв в январе в Асхабад, тотчас же приступил к работе: Хоненко заработал с большевиками, сам Лазарев – с англичанами, а примкнувший к нему некий прапорщик фон Штрик, сформировавший неизвестно на какие деньги (читай, на английские) две сотни туркмен, стал его органом связи с туркменами.

Сама английская миссия состояла.

1) Генерал Молессон, тяжелый по характеру человек, сухой, ненавидящий Россию, из азиатской части английской дипломатии, как известно, ярых врагов России и славянства. Он был беспощаден и давал всему тон. Набрал огромную коллекцию текинских ковров.

2) Капитан Тик-Джонс, о котором было уже говорено, талантливый, веселый, повелительный, когда надо, считался русофилом, старался быть в русском правительстве, упорно вел дело отрыва Туркмении от России к Англии, проверяя каждый день на телеграфе все телеграммы, как диктатор. При возражениях был жесток… Когда он уезжал из Асхабада, его замещал Молессон.

3) Капитан Джарвис – веселый и самый пристойный из них, хотел жениться на русской; он был адъютантом в штабе Молессона и был самый доступный из них. Но моей разведке удалось проникнуть не к нему, а к самому Тик-Джонсу и иметь, хотя и с запозданием, головокружительные сведения.

Молессон и Тик-Джонс решили, что пора скинуть Исполнительный комитет, где сидели честные русские люди – эсер Фунтиков, беспартийный граф Дорер и главное, Герман, мой заместитель, человек резкий и резавший англичанам правду по-солдатски, даже постукивая кулаком (прием не всегда дипломатический).

Воспользовались случаем появления в Асхабаде впервые погон. Эсеры заволновались, англичане воспользовались, пошли инциденты. Причем, в кино «Модерн» столкновение даже с выстрелами, ибо туда была выпущена группа «Цап-Царап». Она решила дело в пользу погон еще и потому, что все рабочие знали ее боевую беспримерную службу и полнейшую политическую скромность. А потому все успокоились; но тем более заволновались англичане, справедливо приняв появление погон за новый знак здорового успокоения края.

Тик-Джонс насел на туркмен. Сначала на Ураз-Сердара – тот решительно отклонил услуги и остался честным русским офицером. Тогда стал часто приходить к нему известный умный ренегат Иомудский. Этот ловкий политики вел себя ни да, ни нет, не зная еще, где возьмет: белое или красное, английское или русское. Его почтительно оставили временно в покое, подумать.

После него взялись за молоденького красивого недалекого «полковника», вернее поручика 17-го Туркестанского стрелкового полка Хаджи-Мурата, Георгиевского кавалера. Он был вполне сговорчив и вскоре попал на обработку в Мешхед, откуда вернулся совершенно готовый. Также легко был завербован капитан Овез-баев, личность сомнительная…

В середине января под настояниями Тик-Джонса «Исполнительный комитет сорока» пал. И вместо него родилось новое правительство, под названием «Комитет общественного спасения» из 6 лиц. Он состоял из председателя – ташкентского большевика Исаака Дружкина, трех русских членов (генерал Крутень, Зимин и Орджоникидзе) и двух членов-туркмен (Овезбаева и Хаджи-Мурата). Дружкин был представитель от английского правительства и, по соглашению с Тик-Джонсом, тотчас же принялся за работу. Русские члены правительства были только для счета – пешки.

Однако за это время англичане, уверенные в успехе работы Дружкина, все же дали Закаспийскому фронту 500.000 рупий (рупия = 12½ рубля), 3 тысячи ружей, обмундировали Мешхедский конный эскадрон, как свою будущую местную силу и дали несколько миллионов патронов. Кроме того, сам Молессон (в сопровождении моего агента!) провез из Асхабада в Байрам-Али 2 вагона патронов и сдал их важному бухарцу (мой агент называл его даже, по незнанию, эмиром), который, по соглашению, англичан с большевиками (те англичан тогда не хотели раздражать) и провез их в Бухару. Красные сделали вид, что верят в «красноту» Бухары.

Совершенно несомненно, что Дружкин окончательно сговорился с большевиками и англичанами о своевременности перемены власти в Закаспии на красную именно теперь (англичане подкладывают дрова в ту часть славянского костра, которая начинает погасать – погасали красные) и выпустил в феврале своего агента девицу Данилову.

20. Девица Данилова и последствия

Но эсеровская группа: Фунтиков, полковник Слинько (Урусов) и другие, поддержанные рабочими, тоже не дремали.

Слинько поймал Дружкина в переписке с красным Ташкентом и прямых переговорах с ними, под благословением Тик Джонса и Молессона.

Девица Данилова, неожиданно появившаяся на Асхабадском горизонте, уехала в Красноводск и вышла замуж за одного почтенного белого миллионера. Слинько следил. Когда настало время Даниловой куда-то уехать из Красноводска под девичьей фамилией, Слинько командировал туда С-о из группа «Цап-Царап», лично ее знавшего. С-о на Красноводском вокзале ее узнал, арестовал и привез в Асхабад и далее в Каахку, где она была расстреляна. Но главных документов у нее не нашли. Поэтому расстрел этой особы висел в воздухе, и ее покровители получили карты в руки. Но помог случай.

В Асхабаде мать Даниловой, случайно встретясь с С-о на улице, набросилась на него с ругательствами и криками «убийца». Ее арестовали и произвели в ее квартире обыск. И там нашли документы, утверждавшие переписку Дружкина с красными и даже посылку Дружкиным к красным значительного транспорта верблюдов с вожаками для движения степью, минуя все белые позиции, чуть ли не прямо в Асхабад. Слухи и сплетни росли. События назревали, и  той, другой стороне нужно было действовать.

Что обход степью на огромном пространстве при помощи верблюдов возможен, тому доказательством обход большевиками наших Коджинских позиций 3 сентября 1919 года. Поэтому волнения белого Асхабада и его обвинения  по адресу Дружкина и англичан были совершенно основательны.

21. «Бунт» в Асхабаде

Видя назревание событий, Молессон стянул в Асхабад всю английскую бригаду, и Тик Джонс в эти дни (8-10 марта) уехал в Мешхед, а вместо него остался Молессон. Тогда выступил совершенно неожиданно Лазарев.

Он сосредоточил в артиллерийских казармах (недалеко от главной площади Скобелевской) 2 сотни дагестанцев Тутушева и 2 сотни туркмен Штрика и решил арестовать Дружкина и весь комитет.

Что преследовал Лазарев в эти дни, сказать трудно. Как умный человек, он мог искренне сыграть «в белую» и после этого справедливо претендовать на первую роль в крае и у Деникина. Но он мог повернуть и «в красную» с таким же расчетом и стать вторым красным Фроловым. Мог он этим показать и англичанам свое русское лицо, с которым они в отсутствие Савицкого, перестали совсем считаться.

Перед этим мой агент видел Лазарева у Тик-Джонса, и получалось впечатление, что тот держался с большим достоинством.

Общая обстановка получалась невероятно запутанной.

Белая масса считала предателями не только Дружкина, но и ни в чем не повинного Зимина (эсер), которого Молессон прямо ненавидел; то же Фунтикова (эсер), которого англичане устранили за его русскость из Комитета; то же совершенно незаметного генерала Крутеня. С другой стороны, русские белые совершенно ничего не имели против явных предателей Хаджи-Мурата и Овезбаева.

Незадолго до «бунта» у Тик-Джонса собралась масса туркменских представителей, собранных по настоянию этих двух последних лиц.

К ним вышел Тик-Джонс в сопровождении Хаджи-Мурата. Тик-Джонс произнес речь, а Хаджи-Мурат переводил. Смысл этой речи был таков. Теперь Англия стала самой первой державой в мире, и все ей подчиняются. Она вместо султана держит священные города Мекку и Медину. А потому английский король сейчас является священной особой для всех мусульман. Он является сейчас великим Халифом и тенью пророка на земле. Вследствие этого туркмены, как мусульмане, должны добровольно перейти из русского подданства в английское.

Полумальчик (25-28 лет), но все же мусульманин Хаджи-Мурат переводил эту гнусность и глупость своим отцам и убеждал их. За это он был приглашен в Мешхед на Молессоновском автомобиле и что-то за это получил. Он ходил в русских погонах (слава Богу, что не в стрелковых, а в туркменских), носил русский Георгиевский крест и считался русскими белыми своим верным другом и братом. А русские искренние люди – Фунтиков, Зимин и Крутень – считались врагами русского народа.

Искренне ли заблуждался Лазарев или имел свои планы, но только он отдал распоряжение во имя спасения русского Белого дела арестовать не только Дружкина, но и этих лиц плюс комиссара Орджоникидзе (этот был действительно большевик, как и Дружкин).

10 марта утром чины группы «Цап-Царап» - С-о и Амантов – получили приказание от Лазарева арестовать Дружкина, Фунтикова, Крутеня и Орджоникидзе.

С-о и Амантов взяли по сотне туркмен Штрика и двинулись к квартирам указанных выше лиц. Но Тик-Джонс прознал это и успел дать всем этим лицам охрану от английских войск и предупредил Дружкина и других об угрожавшей им опасности.

Когда С-о прибыл к дому Дружкина на углу Крымской и Топографской улиц, то Дружкин и Фунтиков, бывший у него, успел бежать через окно по водосточной трубе в английскую миссию. Тем не менее, С-о, не зная этого, вбежал на лестницу и бросился к дверям кабинета. Ему загородили винтовками дорогу два английских сипая, стоявшие тут на часах. С-о ударил по очереди каждого из них по голове наганом и ворвался в кабинет и стал искать исчезнувших лиц. На это потребовалось 2-3 минуты; за это время сипаи дали знать, куда надо, и С-о пришлось самому спасаться через окно. Выбравшись на Топографскую улицу, он стал уходить, но был встречен огнем со стороны английской роты.

Разыгрался настоящий бой с убитыми и ранеными с обеих сторон, в результате которого С-о, Амантов и капитан Коноладский попали англичанам в плен и были под арестом отправлены в карцер при городской милиции. Так как это было равносильно скорому расстрелу, то терять было нечего, и они занялись планом бегства. Капитан Коноладский был гигантской силы человек; он поднатужился и вырвал решетку из окна, через которое все трое благополучно и бежали в свою часть.

Поэтому С-о отправился арестовывать генерала Крутеня, но английские часовые туда его уже сумели не допустить. А в это время последовал приказ о прекращении арестов и мирной ликвидации всего инцидента.

Дружкин укрылся в английской миссии и, сойдя с политического горизонта, исчез из Закаспия навсегда.

Это событие показало англичанам, что они все еще не полновластные хозяева в Асхабаде.

А между тем, за Дружкинское время, англичане добыли колоссальные привилегии – например, право участия в выпуске каких-то денег, захватили фактически железную дорогу, чему всячески противился Зимин (дорога отдавалась в эксплуатацию англичанам на 50 лет) и т.д.

Таким образом, затея с Дружкиным по развалу белого фронта, захвату железной дороги и переходу туркмен под высокую руку английской короны англичанам не удалась.

Генерал Савицкий, получив известие о Дружкинском «перевороте», поспешил вернуться и привел с собой один мой батальон капитана Чернакова, о коем я упоминал раньше.

Мартовские события заставили Закаспийское правительство совершить переизбрание членов «Комитета общественного спасения». Почему на съезде всех Закаспийских представителей городских самоуправлений, профессиональных союзов и сельских обществ были избраны следующие лица – опять Зимин (он директор реального училища), генерал Крутень, Акимов (учитель, офицер) и, по-прежнему, два туркмена Хаджи-Мурат и генерал Ураз-Сердар. Вследствие такого изменения состава и выявившейся игры английских представителей, Закаспийское Правительство объявило свой лозунг – «Великая, Единая и Неделимая Россия и полновластное Учредительное собрание».

Все это не могло не повлиять на отношение английских властей к Закаспийцам и не принять некоторых более решительных мер. Так, приток средств прекратился. Красноводск прочно был занят английским гарнизоном. Пользоваться русским флотом на Каспии русским людям становилось все труднее: мешал усиленный английский контроль. А разговоры с туркменскими представителями продолжался усиленными темпами.

Внешне же все было по-прежнему, по союзническому.

В начале апреля приехал генерал Савицкий с действительным статским советником Джунковским.

Начались приготовления к наступлению в Байрам-Алийском районе…

 

Продолжение 7 >>



  Некоммерческий Фонд по увековечению памяти участников Белого Движения ПАМЯТЬ ЧЕСТИ   Некоммерческий Фонд по увековечению памяти
участников Белого Движения
  Телефон: (+7 916) 917-50-64 E-mail: wguard@white-guard.ru
Веб-мастер: intr@nm.ru   Хостинг: МНЭПУ

Каталог Православное Христианство.Ру
УЛИТКА - каталог ресурсов интернет ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Память Чести © 2002-2010 г.

http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1290http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1290http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1290http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1290http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1290http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1290