+ По благословению Предстоятеля РПЦЗ
митрополита Нью-Йоркского
и Восточно-Американского Лавра
 
Навигация:

Новости:

1 марта 2017

Восстановить первый памятник героям Второй Отечественной войны
 
13 февраля 2017

Программа «круглого стола» по истории: «Политическое настоящее и будущее России в проектах и реалиях Великой Российской революции. 1917-1922 гг.».
 
7 февраля 2017

ПРИГЛАШЕНИЕ. 11 февраля помянут офицеров и адмиралов Русского Императорского Флота, погибших в Первую мировую и Революционной смуте
 
9 января 2017

Октябрь 1917 года: уроки для сегодняшнего дня
Владимир Путин огласил текст своего Послания  Федеральному собранию. Несколько тезисов президент посвятил непростой истории России.
 


Объявления:

4 мая 2017

Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе» (Приглашение)
5 мая в 10.00 пройдет Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе», разбитом на территории Братского кладбища героев Первой мировой войны.

 
18 апреля 2016

Научный семинар «Взаимодействие институтов гражданского общества и государства в решении проблем национальной безопасности, обеспечении общественного согласия и
 
14 апреля 2016

Вечер, посвящённый 135-летию со дня рождения Бориса Константиновича Зайцева, в Доме-музее Марины Цветаевой
 
2 ноября 2015

Акция памяти юнкеров и «Бессмертный полк братского кладбища героев Первой мировой войны»
 


Воспоминания

<< Вернуться к списку

Б.Н. Литвинов. Белый Туркестан (продолжение 5)

Продолжение 4 >>

 

17. Басмачи

Начинался февраль, то есть Туркестанская пышная и опьяняющая весна. К этому времени красная власть в Фергане держалась еще только по центрам и железнодорожным линиям. Забираться же в лабиринт бесконечных селений горной страны, населенной в некоторых местах гуще, нежели Бельгия, красные еще не смели. И такие влиятельные баи, как Мадамин, обладая миллионами, могли еще спорить с большевиками.

Кроме него в тех же краях был другой такой богатырь, полукиргиз Иргаш. Он не был так богат и влиятелен, как Мадамин, но он имел более широкие понятия о чужой собственности и потому не прочь был и пограбить, что там допускалось, но зато и накладывало на героя определенную марку. Иргаш тоже объявил войну большевикам. Но иногда он с ними и сговаривался, видимо, получал отступного и т.д. Поэтому его позиция иногда бывала не совсем ясной.

Оба эти белых туземца действовали против красных в союзе. И дела шли отлично. Наманганский район, кроме города, был белой туземной Вандеей. Но вскоре друзья на чем-то перессорились. И к приходу туда отряда Руднева они были уже в ссоре. Тем не менее, оба приняли отряд на свою сторону. И началось обучение туземцев правильному ратному строю, и борьба с красными стала на научную почву.

Ташкентцы получали исправно небольшое жалование, полное содержание натурой и истребляли вместе с Мадамин-беком, а отчасти и с Иргашом, мелкие красные отряды, базируясь на хлопковый завод. Это была столица белой русско-кокандской контрреволюции.

Так было положено прочное основание тому народному антикоммунистическому движению среди всей толщи населения в Туркестане, которое носит название басмачества и которое и сейчас является грозой для красной власти в Средней Азии и на которое мы и сейчас имеем полное основание возлагать большие надежды….

Иргаш, перессорившись с Мадамин-беком, не раз наводил на него красных и сам иногда его пощипывал. Но это не мешало ему потом опять обрушиваться на красных.

Вскоре полковник Руднев должен был оставить гостеприимного Мадамин-бека, проработав с ним против красной власти около 3 месяцев. Причины тому – постепенное суживание красного кольца и угроза со стороны большевиков самому хлопковому заводу.

Мадамин-бек отпустил пришельцев дружески и дал им проводников, куда они хотели уйти – через Самаркандскую область в Бухару к эмиру.

Отряд Руднева сделал изумительный и изнурительный поход поперек величайших хребтов – Алтайского, Туркестанского, Зерафшанского и Гиссарского в обход Самарканда и небольшого городка Пянджикента (советская власть), перевалил перевалы в 11 и 12 тысяч футов и в июне пересек бухарскую границу, где вздохнул свободно.

Но здесь слабое вообще здоровье Руднева, непривычного к такой походной жизни и непрерывным лишениям, сдало, и он вскоре скончался, кажется, в г. Яккобаг.

 

18. Судьба осколков отряда Руднева

По смерти полковника Руднева в отряде появились трения, и он распался на три группы: Осипова, Яцко-Славского и Рожновского. Кто виноват был в этом делении, установить невозможно. По моему мнению, главная вина лежит на молодом, энергичном, умном, но больно честолюбивом и жестоком поручике Рожновском, имевшем характер не начальника группы, а атамана бандитов.

Так или иначе, а отряд распался именно тогда, когда его цельность была особенно нужна и общему делу, и эмиру, и самому отряду.

Разбившись на три, а потом, кажется, на четыре группы, отряд разбрелся по разным частям эмирата. Одна группа с Осиповым поступила в Бухару на службу; там она была использована, а потом отпущена, как незначащая величина.

Другая – Яцко-Славского, наиболее сбитая, долго служила в средних частях ханства, пробиваясь на Закаспийский фронт ко мне. После нечеловеческих усилий, приключений и страданий в течение 4½ месяца, Яцко-Славский, преодолев пустынные пространства Центральной Бухары, переправу через гигантскую Аму-Дарью, 600 верст почти безводных песков Закаспия, пробился ко мне на фронт, когда я стоял уже в районе г. Казанджика. Он привел ко мне 17 героев, испытавших с ним все, что только можно прочесть в сказочных романах Майн-Рида. В его составе прибыл и Искандер. Явившись ко мне, вся группа тотчас же приняла участие в самых жестоких боях у Казанджика и Айдина и выказала исключительную доблесть. А Яцко-Славский был еще и ранен в последнем бою, выручая лично меня, тоже раненого.

Третья группа с Рожновским направилась южнее. Вместе с какими-то партиями белых бухарцев подошла к крепости Керки и приступила к ее осаде (!), была сбита Василевским и стала уходить вниз по Аму-Дарье без определенной цели. Где-то около Пальварта (на полпути между Керками и Чарджуем) они увидели советский пароход с баржой, идущий в Керки. Группа устроила засаду в надежде захватить пароход. В этом она не успела, но значительные потери в личном составе она красным нанесла. Затем ей удалось перебраться на левый Закаспийский берег реки Аму-Дарьи, и она стала пробираться поперек красного (тогда) Закаспия в районе южнее Мерва к персидской границе. С большими трудностями перебрались на Персидскую границу около Ирана и затем добрались до Мешхеда. Там Рожновский не сумел войти в контакт с русскими белыми организациями и к январю 1920 года перебрался на Кавказ, а оттуда в Добрармию. В борьбе не участвовал.

Что касается самого Осипова, то его судьба была печальна. Отстав от своих, он, возможно, переживал в себе многое. На руководящую роль среди белых, своей в сущности организаций, он не претендовал. Отделившись со своей группой, он думал устроиться у эмира. Но побыв некоторое время в Бухаре, Осипов оставил ее и со своей уже небольшой группой, двинулся, как и все, к Аму-Дарье, чтобы присоединиться к Закаспийскому фронту. Подойдя к реке севернее Чарджуйского моста верстах в 30, он довольно удачно переправился через эту реку и затем почему-то оставил всю партию, а выбрав из нее трех человек, поехал с ними песчаною дорогою севернее на 25-30 верст железной дороги.

Проехав около 2 суток, он был убит своими спутниками по неизвестным причинам: или с целью ограбления, или из мести большевистскими шпионами, или в ссоре.

Мне было коротко донесено хлесткой фразой, выработавшейся среди ташкентских повстанцев, что «Осипов пропущен сквозь пески». Я долго дожидался, что удастся захватить его спутников, но эти господа благополучно не явились на фронт. И где они сейчас, я не могу сказать, даже предположительно.

Из 150 человек, прибывших к Мадамин-беку, пробились ко мне на фронт всего 20-25 человек, да с Рожновским перешли в Персию 12-14 человек, то есть не более ¼ части, остальные погибли.

Ташкентское восстание окончилось. Начатое без связи с нами, веденное кое-как, оно дало только вспышку протеста против большевиков.

Оказавшись в Бухаре, отряд Руднева сделался затычкой у разных беков и был эксплуатирован ими в бухарских интересах. Русское лицо им было потеряно. Очень жаль, ибо подвигов отряд совершил много.

Вот в эти-то дни (январь) генерал Савицкий и я отправили из Екатеринодара первый эшелон туркестанцев, вручив его суровому, разумному, берегущему когда надо людей Хромыху. Но английский генерал Пуль (для меня совершенно ясно), с согласия генерала Деникина, посадил за проволоку в Поти эту русскую силу, которая так необходима была для нас в Туркестане и так опасна для Англии. Ибо, как мы увидели, в эти же дни Молесон совершал переворот в Асхабаде в пользу евреев-большевиков. А Деникин слал туда большевика же (по неведению) Лазарева.

                                                                                                 Продолжение 6 >>

 



  Некоммерческий Фонд по увековечению памяти участников Белого Движения ПАМЯТЬ ЧЕСТИ   Некоммерческий Фонд по увековечению памяти
участников Белого Движения
  Телефон: (+7 916) 917-50-64 E-mail: wguard@white-guard.ru
Веб-мастер: intr@nm.ru   Хостинг: МНЭПУ

Каталог Православное Христианство.Ру
УЛИТКА - каталог ресурсов интернет ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Память Чести © 2002-2010 г.

http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1289http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1289http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1289http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1289http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1289http://www.white-guard.ru/go.php?n=54&id=1289