+ По благословению Предстоятеля РПЦЗ
митрополита Нью-Йоркского
и Восточно-Американского Лавра
 
Навигация:

Новости:

1 марта 2017

Восстановить первый памятник героям Второй Отечественной войны
 
13 февраля 2017

Программа «круглого стола» по истории: «Политическое настоящее и будущее России в проектах и реалиях Великой Российской революции. 1917-1922 гг.».
 
7 февраля 2017

ПРИГЛАШЕНИЕ. 11 февраля помянут офицеров и адмиралов Русского Императорского Флота, погибших в Первую мировую и Революционной смуте
 
9 января 2017

Октябрь 1917 года: уроки для сегодняшнего дня
Владимир Путин огласил текст своего Послания  Федеральному собранию. Несколько тезисов президент посвятил непростой истории России.
 


Объявления:

4 мая 2017

Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе» (Приглашение)
5 мая в 10.00 пройдет Крестный ход в Мемориальном парке на «Соколе», разбитом на территории Братского кладбища героев Первой мировой войны.

 
18 апреля 2016

Научный семинар «Взаимодействие институтов гражданского общества и государства в решении проблем национальной безопасности, обеспечении общественного согласия и
 
14 апреля 2016

Вечер, посвящённый 135-летию со дня рождения Бориса Константиновича Зайцева, в Доме-музее Марины Цветаевой
 
2 ноября 2015

Акция памяти юнкеров и «Бессмертный полк братского кладбища героев Первой мировой войны»
 


Научно-популярные работы

<< Вернуться к списку

Под Псковом и Нарвой...

Вольфганг Акунов

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

По официальной советской коммунистической версии  23 февраля отмечался «День Красной Армии» потому, что в этот день «вооруженные отряды Красной гвардии и революционных матросов под Псковом и Нарвой оказали героическое сопротивление войскам германских империалистов». Иногда, впрочем, эту формулировку подавали в несколько более «расширенном» варианте: «В тот день вооруженные отряды питерских рабочих, Красной гвардии и революционных матросов под Псковом и Нарвой остановили наступление войск германских империалистов на Петроград – колыбель революции». Но в обоих случаях формулировка оставалась неопределенной – не было карт театра военных действий, боевого расписания, численности войск, участвовавших в «боях под Псковом и Нарвой» с той и с другой стороны. Не было и данных о потерях «германских милитаристов» и «красноармейцев»...
Ни в германских, ни в советских, ни в чьих-либо других военных документах и мемуарах не встречается ровным счетом никаких упоминаний об имевшем место 23 февраля 1918 г. под Псковом и Нарвой «эпохальном событии». А что же там произошло в те дни в действительности?

Мирные переговоры в Брест-Литовске вновь зашли в тупик…

Немцы потребовали от большевиков очистить территорию Украины, как дружественного Германии государства. А воевать большевикам было попросту нечем – русская армия была ими развалена… Как писал генерал-фельдмаршал Гинденбург в своих мемуарах: «Дело... осложнилось, когда Троцкий 10 февраля отказался подписать мирный договор, объявив в то же время, что война кончена. В этом презрительном отношении Троцкого к основам международного права я мог видеть только попытку продлить неопределенное положение на востоке. Было ли это результатом влияния Антанты, я не знаю. Во всяком случае, положение создалось невозможное. Канцлер граф Гертлинг присоединился к взгляду верховного командования. Его Величество Император решил 13 февраля, что 18-го снова должны быть начаты враждебные действия на востоке»…

По выражению того же генерал-фельдмаршала фон Гинденбурга, «проведение операций (немцами - В.А.) почти нигде не встретило серьезного сопротивления врага (большевиков - В.А.)»… Германские войска просто ехали по бескрайним российским просторам в поездах, от станции к станции, поочередно занимая города и нигде не встречая организованного отпора (во всяком случае, со стороны большевиков). Даже численность наступавших германских подразделений была совершенно ничтожной, порой – всего несколько десятков штыков и сабель, так как основная часть германских войск уже была переброшена снова на Запад. И нигде никто германцев «героически» не останавливал, в том числе и под Псковом и Нарвой. «Героическое рождение Красной Армии в боях с германскими оккупантами» – не более чем расхожая пропагандистская легенда... Немцы даже не разворачивались в боевые порядки и сами остановились на рубеже Псков - Нарва, прибрав к рукам всю Эстонию и Белоруссию. Правда, против вяло наступавших под Нарвой германских войск был направлен сводный матросский отряд в 1000 штыков под командованием лихого комиссара П.Е. Дыбенко (командовавшего незадолго перед тем разгоном демократически избранного Учредительного собрания в Петрограде - «колыбели революции»). Тот сразу же отказался от советов начальника оборонного участка, бывшего царского генерал-лейтенанта Д.П. Парского, гордо заявив, что его «орлы-матросики» будут воевать самостоятельно.

Однако в первой же стычке под Ямбургом «гордые орлы» товарища П.Е. Дыбенко бежали с позиций, позабыв даже о крепости Нарве, прикрывавшей «колыбель революции» с Севера. 3 марта П.Е. Дыбенко и его «орлы» наотрез отказались от участия, совместно с красногвардейцами, в контрнаступлении на Нарву. Они снова бросили позиции и «добежали» до тыловой Гатчины, находившейся – ни много ни мало! – в 120 верстах от линии фронта!...
Что же касается «славной даты», то ни кто иной, как сам В.И. Ульянов-Ленин в своей передовице в «Правде» 25 февраля 1918 г. по поводу позорной сдаче Нарвы немцам красными без боя отмечал: «Эта неделя является для партии и всего советского народа горьким, обидным, тяжелым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком». Далее Ленин (явно работая «на публику», т.е. стремясь выставить себя в выгодном свете в глазах сторонников «революционной войны»!) писал о «мучительно-позорном сообщении об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о неисполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении, не говоря уже о бегстве, хаосе, близорукости, беспомощности и разгильдяйстве». Германцы повсеместно останавливались сами, достигнув заданных рубежей, а из Берлина еще и одергивали самых горячих генералов, чтобы они не вздумали продолжать движение своих войск на революционный Петроград. Потому что продолжение германского наступления на Петроград неминуемо привело бы к падению большевицкого режима. А свержение власти большевиков над Россией никогда не входило в планы Германского Генерального Штаба…

А большевицкий Совнарком в этот же день, 23 февраля 1918 г. по новому стилю, провозгласил по радио свое согласие на все условия капитуляции, продиктованные торжествующей «реакционной германской военщиной»./1/ Скорее всего, товарища В.И. Ленина и большевицкую верхушку вполне устраивали оба возможных сценария развития событий. Если бы вдруг случилось чудо и красногвардейцы оказались в состоянии оказать германским войскам реальное сопротивление, большевики оказались бы в выигрыше (ведь «победителей не судят»!) и смогли бы избавиться от своих прежних обязательств перед Центральными державами…

А случись то, что случилось – пойти на унизительный мир с честными глазами, как «жертвы империалистической агрессии», избавившись от обвинений в предательстве и сговоре с «заклятым национальным и классовым врагом».
И вот, 3 марта был заключен «похабный» (по выражению самого В.И. Ленина) Брестский мир, по которому от Россия отторгались Финляндия, Польша, Литва, часть Белоруссии, Лифляндии (Латвии), Эстляндии (Эстонии), Аландских островов, Украины, Крыма, Закавказья, Ардагана Карса и Батума (последние три округа передавались союзнице Германии  султанской Турции) армии и флота. Оккупированные германцами области России оставались у немцев до конца войны и выполнения Советами всех условий Брестского мира. На Россию была наложена контрибуция в 6 миллиардов рейхсмарок золотом. Сверх того, большевики обязались уплатить немцам компенсацию в 500 миллионов золотых рублей «за убытки, понесенные немцами в ходе революции в России». Советская Россия обязалась провести полную демобилизацию не только остатков разложенных большевицкой агитацией и пропагандой русских армии и флота, но и воинских частей, сформированных советским правительством. Большевицкий режим обязался также заключить мирный договор с украинской Центральной Радой и установить границы захваченной им России с Украиной. После вывода остатков деморализованных русских войск и большевицких банд с уступленных Германии территорий туда сразу же были направлены германские части.

5 марта, через два дня после подписания похабного Брестского мира, 23 германских батальона во главе с генералом Рюдигером графом фон дер Гольцем высадились на мысе Ханко (Гангут) и помогли финским белогвардейцам бывшего царского генерала К.Г.Э. Маннергейма разгромить местную «власть советов», опиравшуюся на штыки финской «Красной гвардии» и части русских большевиков, после Бреста бросивших своих финских «братьев по классу» на произвол судьбы. В целях окончательного закрепления германского протектората над Финляндией, последняя была объявлена монархией с кузеном кайзера Вильгельма, принцем Фридрихом-Карлом Гессенским, в качестве короля. Как писал в своих мемуарах уже цитировавшийся нами Гинденбург: «Кроме того, мы надеялись привлечением Финляндии на нашу сторону затруднить военное влияние Антанты со стороны Архангельского и Мурманского побережья...В то же время мы угрожали этим Петрограду, что было всегда очень важно, потому что большевистская Россия должна была сделать новую попытку нападения на наш восточный фронт». Интересно, почему он считал, что Совдепия должна будет напасть на немцев? Может быть, ему было известно о тайных переговорах большевиков с Антантой? Ведь военные десанты Антанты в Архангельске и Мурманске, о которых Гинденбург вел речь выше, были высажены там с согласия большевицких Советов рабочих и солдатских депутатов (о чем советские энциклопедии, справочники и учебники скромно умалчивали)!

На Украину вошли германские войска генерал-фельдмаршала Германа фон Эйхгорна для обеспечения вывоза оттуда в Германию 600 миллионов пудов зерна (1 пуд равнялся 16,38 кг), 2,75 миллионов пудов мяса, да вдобавок ежемесячно 37,5 миллионов пудов железной руды и многого другого. В Грузию вступил германский экспедиционный корпус Кресса фон Крессенштейна – для охраны грузинской нефти и руды, которые отныне должны были удовлетворять потребности Германской империи. Грузинские социал-демократы (меньшевики), известные в российской Государственной Думе, как самые пламенные обличители «царского деспотизма» вкупе с «великорусским шовинизмом» и как беззаветные борцы за «свободное самоопределение народов», в пароксизме благодарности наградили весь состав германского экспедиционного корпуса Орденом Царицы Тамары.
В начале мая 1918 г. товарищ В.И. Ленин согласился выдать Центральным державам сдавшихся русским в годы Великой войны чехов и словаков (а заодно - и представителей других славянских народностей Австро-Венгерской монархии), как дезертиров (что, собственно, и спровоцировало вооруженное восстание «белочехов» против предавших их на заклание большевиков).

России был навязан кабальный торговый договор. Она лишилась миллиона квадратных километров своей территории, щедро политой кровью и удобренной костями многих поколений русских людей, территории с более чем 46 миллионами населения. Большевики отдали Центральным державам почти все русские нефтяные месторождения, 90% всех угольных месторождений, 54% промышленных предприятий и богатейшие земледельческие районы. Германии и Австро-Венгрии достались колоссальные запасы вооружения, боеприпасов и военного имущества, захваченные в прифронтовой полосе. Оседланная большевиками Россия попала в полную экономическую зависимость от Германии, превратившись в сырьевой придаток и базу снабжения Центральных держав, обеспечив им возможность продолжать войну против Антанты./2/

По условиям Брестского мира Центральным державам возвращались также два миллиона пленных немцев, австрийцев, венгров, турок, что позволяло им восполнить боевые потери, понесенные в ходе войны. Впрочем, далеко не все из этих миллионов военнопленных стремились вернуться в мясорубку мировой войны, а поскольку после Бреста дома уже никто не смог бы бросить им упрек в предательстве, многие из германских и австро-венгерских военнопленных (например Иосип Броз Тито – будущий коммунистический диктатор Югославии) начали вступать в «союзную» их странам «интернациональную» Красную Армию, в органы ВЧК и советской власти. Естественно, они являлись по отношению к русскому народу, в лучшем случае им совершенно чуждому, а чаще всего – ненавистному им (четыре года окопной войны против русских и пребывания в русском плену, естественно, никак не способствовали появлению или усилению любви этих немецких и мадьярских «интернационалистов» к России и русским!), идеальными карателями, особенно если учесть, что искали подобные лазейки далеко не лучшие представители своих народов. Некоторые из них при этом и впрямь заражались большевицкими идеями, другие же оставались простыми наемниками, «ландскнехтами революции», по выражению наркомвоенмора товарища Троцкого. Уже 21 февраля 1918 г. сотни выпущенных на свободу немецких военнопленных по призыву советского правительства «Социалистическое отечество в опасности!» вступили в Красную Армию. Уже 26 января был сформирован первый немецкий Добровольческий отряд Красной Армии, немедленно отправленный... отнюдь не на Запад, защищать «отечество пролетариев всего мира» от «наглой агрессии германского милитаризма», а...на Восток, против русского и православного казачьего атамана А.И. Дутова! Впрочем, через год германским волонтерам в составе белой монархической Русской Западной Добровольческой Армии генерала князя П.М. Авалова (Бермондта) довелось скрестить штыки со своими «густо покрасневшими» соотечественниками из «Революционного матросского полка имени Карла Либкнехта» и на Западе, в Прибалтике. Однако подобное было скорее исключением, чем правилом. Большевики проявляли в таких делах максимум осторожности и посылали насильно мобилизованных ими донских казаков против поляков, а «красных поляков» - на расказачивание, ижорских мужиков – покорять Туркестан, а «красных башкир» – под Питер, против войск генерала Н.Н. Юденича…

Здесь конец и Господу нашему слава!


ПРИМЕЧАНИЯ:

/1/ Чтобы осознать весь, мягко говоря, двусмысленный для россиян характер 23 февраля как «общенародного праздника», достаточно пойти в библиотеку и заглянуть в энциклопедию, выпущенную еще при советской власти миллионным тиражом. Например: «Великая Октябрьская Социалистическая Революция», издание третье (!), стр. 67 - «Брестский мир»...«26 окт. (6 нояб.) 1917 2-й Всерос. Съезд Советов принял Декрет о мире. Сов. правительство ПОШЛО НА СЕПАРАТНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ (выделено нами - В.А.) с Германией о мире...17 (30) янв. 1918 переговоры в Бресте возобновились. 27-28 янв. (9-10 ф.) герм. сторона вела переговоры в ультимативном тоне (?- В.А.), однако ультиматума не предъявила (? - В.А.). <Большинство большевицких делегатов выступило с> декларацией о том, что Сов. Россия войну прекращает, армию демобилизует, а мира не подписывает. Австро-герм. войска 18 февр. в 12 час. дня начали наступление...Вечером 18 февр. на заседании ЦК партии (большевиков - В.А.) после острой борьбы с «левыми коммунистами» большинство (7 - за, 5 - против, 1 воздержался) высказалось за подписание мира. Утром 19 февр. Ленин направил германскому пр-ву телеграмму с согласием Сов. Пр-ва подписать герм. условия...23 февряля от германского пр-ва был получен ответ, на принятие ультиматума давалось 48 часов. 23-го - состоялось заседание ЦК РСДРП(б). За немедленное подписание герм. условий мира голосовали 7 чл. ЦК, против 4, воздержались 4.
В НОЧЬ НА 24 ФЕВРАЛЯ ВЦИК И СНК (Совет Народных Комиссаров - В.А.) РСФСР ПРИНЯЛИ ГЕРМАНСКИЕ УСЛОВИЯ (выделено нами - В.А.) и немедленно (матросы передали с корабля) сообщили герм. правительству об этом (следовательно, 23 февраля - день капитуляции, праздновать который ежегодно побежденной стороне как-то странно! - В.А.). Экстренно созванный 6-8 марта 7-й съезд РКП(б) одобрил ленинскую политику...»

/2/ 19 февраля 1919 г. заместитель председателя Реввоенсовета республики Э.М. Склянский отдал циркуляр командующим войсками фронтов и военных округов, что днем «празднования годовщины сформирования Красной Армии устанавливается 23 февраля» (журнал «Советские архивы», 1968, №1, стр. 26).



  Некоммерческий Фонд по увековечению памяти участников Белого Движения ПАМЯТЬ ЧЕСТИ   Некоммерческий Фонд по увековечению памяти
участников Белого Движения
  Телефон: (+7 916) 917-50-64 E-mail: wguard@white-guard.ru
Веб-мастер: intr@nm.ru   Хостинг: МНЭПУ

Каталог Православное Христианство.Ру
УЛИТКА - каталог ресурсов интернет ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Память Чести © 2002-2010 г.

http://www.white-guard.ru/go.php?n=45&id=1377http://www.white-guard.ru/go.php?n=45&id=1377http://www.white-guard.ru/go.php?n=45&id=1377http://www.white-guard.ru/go.php?n=45&id=1377http://www.white-guard.ru/go.php?n=45&id=1377http://www.white-guard.ru/go.php?n=45&id=1377